Все больше людей уезжает из Ангарска

Россия. В Ангарске хранится уран из Германии. Журналистка Светлана Злобина захотела узнать, что с ним происходит. Tageszeitung: Г-жа Злобина! С какой целью вы приехали в Германию и в Гронау?Светлана Злобина: С 1996 года фирма Urenco, имеющая в городе Гронау предприятие по обогащению урана, направляет обедненный уран в Россию. Представители атомной промышленности здесь охотно говорят о материалах для последующей переработки. На самом деле просто происходит складирование никому не нужных атомных отходов. Я хотела поговорить об этом с ответственными лицами здесь в Германии. - Вам удалось это сделать?- Беседа с представителями фирмы Urenco, к сожалению, не состоялась. Я разочарована - нам нужна информация. Население в моем родном Ангарске только в 2006 году узнало о складировании урана. Ангарск находится недалеко от озера Байкал, и это одно из четырех мест, куда направляется этот груз. Три другие пункта назначения – это закрытые города. Десять процентов обедненного урана после его переработки компания Urenco намерена забрать назад, однако 90% доставленного груза остается в России. В конце 2009 года транспортировка урана из Германии была прекращена. Вероятно, это произошло потому, что у Электрохимического завода в Ангарске, который занимается обогащением урана, не было уже свободного места.- Как обстоит дело с установками по обогащению урана в вашем городе?- Я побывала на этом завод в апреле. Ни у посетителей, ни у сотрудников там нет счетчиков Гейгера. Поэтому мы не можем сказать, насколько велика опасность радиоактивного заражения, которая исходит от этого предприятия, расположенного всего в трех километрах от жилых домов. Бывший сотрудник завода сообщил о том, что в год от 100 до 150 бочек обедненного урана, хранящиеся там под открытым небом, получают трещины. Мы не имеем доступа к хранилищу и мы можем оценить их количество только по спутниковым фотоснимкам из интернета. Они говорят о следующем: хранилище занимает большую часть территории предприятия.- Каково отношение населения к атомным отходам?- Поначалу у антиатомного движения в Ангарске было не очень много сторонников. Работа на комбинате всегда считалась опасной, но она была также связана с определенным престижем и социальными гарантиями для сотрудников. У этого завода был свой детский сад, столовая с дешевой и качественной едой, фитнес-клуб, дешевое жилье, дома отдыха, поликлиника и тому подобное. Однако после превращения этого предприятия в акционерное общество, главным для него стало получение прибыли. То, что не приносит прибыли, было ликвидировано, и многих рабочих увольняют. Сотрудники комбината больше не имеют никакого социального пакета или других льгот. У жителей города все больше складывается впечатление, что этот комбинат будет использоваться только как хранилище атомных отходов. Все больше людей уезжает из города. За последние восемь лет количество его жителей сократилось на 13 000 человек. - Как обстоят дела со здоровьем горожан?- Уровень раковых заболеваний в нашем городе является тайной, как и сведения о точном количестве обедненного урана. Во многих медицинских картах не употребляется слово «рак», и вместо этого там пишут инфаркт или почечная недостаточность. Недавно стало известно, что уровень раковых заболеваний у нас составляет 0,5%, и это больше чем в два раза показателей в Иркутске, находящемся на расстоянии 46 километров.- Чего вы требуете от Urenco? - Немецкая атомная промышленность, особенно представители Urenco, постоянно говорят о том, что направляемый в России обедненный уран якобы является сырьем для переработки, а не отходами. В апреле я задала вопрос генеральному директору Электрохимического завода в Ангарске Александру Белоусову о том, собирается ли он отправлять назад в Германию уран. Его ответ был положительным. Поэтому я хочу узнать у представителей Urenco, готовы ли они принять назад хранящийся в Ангарске обедненный уран. Из этого ответа станет ясно, идет ли в данному случае речь о перерабатываемом сырье или об атомных отходах, которые никто не хочет иметь у себя.

Бернхард Клазен