В Кандалакшском заливе произошёл разлив нефти

В Кандалакшском заливе Белого моря (Мурманская область) произошёл разлив нефти в результате утечки в ЗАО "Беломорская нефтебаза". Возникла непосредственная угроза Кандалакшскому государственному природному заповеднику, который находится всего в полутора километрах от места загрязнения.  Рассказывает корреспондент "Беллоны" Анна Киреева:  - По данным Росприроднадзора по СЗФО, площадь загрязнения составляет примерно 200 тыс. кв. м. По факту ЧП начато административное расследование.  Версия компании-загрязнителя  По словам директора Беломорской нефтебазы Сергея Хмелева, в сложившейся ситуации нельзя говорить о разливе нефти: "Из грунта в результате паводка из грунтовых вод вышла эмульсия с нефтепродуктами".  Хмелев считает, что виной всему советское экологическое бескультурье – все разливы нефти с эстакад в советские времена уходили под землю: "С 1995 года, когда была образована Беломорская нефтебаза, произошла полная реконструкция эстакад, и здесь уже утечек из оборудования и трубопроводов быть не может".  По словам директора, сейчас невозможно определить территорию загрязнения, поскольку существуют небольшие локальные очаги радужной плёнки до 1 миллиметра.Однако отдельные сотрудники предприятия, пожелавшие остаться неизвестными, рассказали Беллоне, что утечки нефти на нефтебазе происходят постоянно, но таких масштабов они ещё не видели.  "Очевидно, что загрязнение прилегающей к нефтебазе акватории и побережья носит хронический характер. Возможно, это связано с неэффективной системой очистки сточных вод, нарушением герметичности резервуаров или же накопленными в грунте за долгие годы нефтепродуктами, которые под давлением паводка начинают проступать на поверхность, - считает Нина Лесихина, эксперт общественной организации "Беллона-Мурманск".  Она также уверена, что Росприроднадзору ещё предстоит разобраться в истинных причинах нефтеразлива, но, в любом случае, ответственность за загрязнение природной среды полностью лежит на собственнике нефтебазы: "Очевидно, что именно пренебрежение правилами экологической безопасности и недооценка экологических рисков привели к загрязнению Белого моря".  Версия Росприроднадзора  По словам начальника отдела надзора на море департамента Росприроднадзора по СЗФО Нины Сухановой, при обследовании Кандалакшского залива установлено, что его акватория в районе с первого по четвёртый причалы загрязнена нефтепродуктами. Толщина плёнки – от 2 до 5 мм.  "В районе ЗАО "Беломорская нефтебаза" обнаружено загрязнение акватории Кандалакшского залива на площади 71 тыс. кв. м. Загрязнение акватории порта составляет 128 тыс. кв. м, береговой линии – 400 кв. м", - уточнила Нина Суханова.  По её словам, специалисты установили, что загрязнение акватории происходит из-за выдавливания нефтепродуктов из грунтов с территории нефтебазы из-за паводка. Специалисты отдела надзора на море составили протокол об осмотре территории и акватории, отобрали анализы морской воды, вынесли определение о возбуждении дела об административном правонарушении.  Угроза Кандалакшскому заповеднику  "Установка боновых заграждений затруднена из-за ледовой обстановки на акватории залива. Место поступления нефтепродуктов находится в полутора километрах от границ Кандалакшского заповедника", - добавила Суханова.  "Пока трудно оценить последствия разлива нефтепродуктов для животных и птиц Кандалакшского заповедника. После разлива специалистам предстоит выяснить ущерб. Разлив может представлять опасность для гаг, которые пока не выходят на берег", - рассказала сотрудница заповедника Иветта Татаренкова.  СПРАВКА: Кандалакшский заповедник является одним из самых северных заповедников в России. Его площадь - 70 тысяч гектаров. Около 70% площади приходится на морскую акваторию, охватывает более 370 островов Баренцева и Белого морей. Кандалакшский заповедник появился с целью охраны гаги - ценнейшей птицы северных территорий. Всего в заповеднике насчитывается около 9,5 тысячи видов животных и птиц.  По словам Таратенковой, пока птицы находятся в воде, и в случае серьёзного загрязнения акватории могут испачкать оперение в опасной плёнке. Специалисты заповедника во время предварительного осмотра уже обнаружили нефтяную плёнку у одного из самых крупных островов архипелага – Ряжкова.  Лед запачкан, он чёрного цвета, это видно и у острова Оленьего. Пострадать от разлива могут и беспозвоночные - мидии, рачки и другие представители отряда", - добавила Татаренкова.  Специалист "Беллоны-Мурманск" отмечает, что при интенсивном загрязнении и образовании на поверхности воды нефтяной плёнки уменьшается проникновение кислорода из атмосферы и замедляется процесс фотосинтеза. Присутствие нефти и нефтепродуктов оказывает токсическое влияние на обитающие в водоёмах организмы.Даже незначительные количества ядовитой жидкости оказывают отрицательное влияние на флору и фауну. А в условиях низких температур восстановление морских организмов и экосистем после нефтяного стресса происходит крайне медленно.  Ликвидация разлива  Сейчас ведётся ликвидация последствий разлива, привлечены силы и средства берегового спасательного отряда нефтебазы: техника, людские ресурсы, снабжение. Принимаются меры по прекращению загрязнения акватории Кандалакшского залива и ликвидации последствий с привлечением сил и средств аварийно-спасательной службы "Навэкосервис", входящей в группу компаний "Экоцентр".  По словам руководителя "Экоцентра" Александра Глазова, случившееся – тревожный сигнал, ведь каждая нефтебаза Кольского полуострова имеет эту болезнь: все они существуют давно и вполне могли накопить нефтепродукты в грунте на своей территории.  Алексей Павлов из "Беллоны" добавляет по ситуации в целом:  - Природа Арктики очень ранима — это общеизвестный факт, с которым давно никто не спорит. Любая вредная человеческая деятельность наносит Северу урон, многократно превышающий тот, что может быть в других регионах мира.  На Севере окружающая среда восстанавливается очень медленно. Особенно это касается разливов нефтепродуктов. А в наши дни по северным морям их перевозится всё больше и больше, в Кольском и Кандалакшском заливах происходит перевалка нефти, начинается строительство Мурманского транспортного узла. Всё это представляет потенциальную опасность для природы, к которой надо готовиться заранее.   — Мы рассмотрели эту тему с разных сторон, и пришли к неутешительным выводам, — рассказывает консультант консалтинговой компании "Рамболь Баренц" Наталья Белкина. — Есть много моментов, которым нужно уделять особое внимание. Нужно искать новые технологии, новые технические решения, потому что ликвидация разливов нефти в холодных морских водах это совсем не то, что в Мексиканском заливе. Но и там-то не особенно справились. Поэтому катастрофу такого масштаба здесь себе не хочется представлять. Хотя мы должны об этом думать.  Компания "Рамболь Баренц" подготовила доклад о возможностях совершенствования системы реагирования на аварийные разливы нефти в Арктике и ликвидации их последствий. К работе привлекались российские и иностранные эксперты.  — Мы определили районы повышенного риска — это подход к Кольскому заливу, потому что там сосредоточены пересечения всех судоходных путей и риски вырастают в 2 раза, — продолжает Наталья Белкина. — И, конечно же, это Белое море. Нами было рассмотрено его горло в различные сезоны. То есть если в Баренцевом море ледовые условия не очень сложные, то в Белом море это большая проблема.  Исследователи также пришли к выводу, что в России несовершенное законодательство по данному вопросу. Нет единого органа, который бы им занимался — даже вроде бы всемогущее МЧС не имеет полноты полномочий. Отсюда тем спасательным отрядам, что существуют в арктических регионах, не хватает оборудования, кораблей, самолётов, вертолётов, грамотных специалистов.  Например, в Мурманской области 12 организаций имеют лицензию на ликвидацию разливов нефти, но только 3 из них могу это делать на самом деле. Две государственных и одна частная. А Мурманск, как известно, считается столицей русской Арктики.  — По нашей оценке, Мурманской области точно недостаточно тех сил и средств, что сейчас имеется. Кроме судов и оборудования, не хватает пунктов защиты берега, которые остро необходимы в наших условиях, потому что тот же Кольский  залив узкий и у нас будет очень мало времени для того, что бы защитить берег. Это примерно 5 часов — уверена исполнительный директор экспертной организации "Системы промышленной безопасности" Ольга Саркова.  И это в достаточно обжитом Кольском заливе! Что тогда говорить о малолюдном побережье. Ведь, например, для того, чтобы судно ликвидации разлива нефти (ЛРН) дошло из Мурманска до Белого моря необходимо полтора дня, а согласно нормативам разлив должен быть локализован в течение 4-х часов.  Ещё один важный аспект: для того, что бы эффективно собирать разлившуюся нефть, необходимо знать её особенности. Ведь нефть бывает разная — лёгкая, тяжёлая и средняя. Соответственно, она и ведёт себя на воде по-разному, а значит собирать её нужно разными способами. Одну можно поджечь, другую надо обрабатывать специальным химическим раствором и так далее.  В Мурманске есть организация, которая может в лабораторных условиях определять особенности нефти — Центр стандартизации и метрологии. Однако Центр не имеет государственного финансирования именно этих работ и поэтому проблема не решается. А ведь важно создать базу данных о видах перевозимой нефти, что позволит выявить виновника разлива и впоследствии взыскать с него экологические штрафы.  Кстати, многие специалисты называют самым эффективным способом нейтрализации разлившихся нефтепродуктов в Арктике — обработку их химическими составами. Они производятся в России, но вот только в закромах местного МЧС их почти нет, да и распылять или рассыпать их на месте ЧП просто нечем.  — Заказчиком рекомендаций по совершенствованию системы реагирования на аварийные разливы нефти выступило Минэкономразвития России, исполняя решение Морской коллегии, которая в последний раз собиралась именно в Мурманске, — комментирует Нина Лесихина. — Мы приветствуем это начинание, но предстоит проделать огромную работу, как правительству страны, так и нефтегазовым компаниям.   Сегодня в условиях Арктики наиболее важным является предотвращение аварийных ситуаций. Для этого необходимо разработать эффективную систему экологического мониторинга, в наиболее ценных и уязвимых районах северных морей создать зоны, свободные от нефтегазовой деятельности, а главное: определить на достаточном расстоянии от берега чёткие маршруты для транспортировки углеводородов. Всё это позволит выиграть время для реагирования и значительно уменьшить экологическую нагрузку на экосистемы региона.  По словам специалистов, на ликвидацию прорыва нефтепродуктов в акваторию Кандалакшского залива уйдёт примерно месяц. Далее необходимо будет сделать рекультивацию, а чтобы избежать повторения разлива, необходимо провести разведку, пробурить скважину и откачать нефть. Иначе радужную плёнку на воде можно будет наблюдать каждый год во время обильного таяния снега.  "Экологические риски нефтегазовой деятельности в Арктических морях крайне высоки. Суровые погодные условия не просто повышают вероятность аварий, но и препятствуют оперативному и эффективному реагированию на разлив нефти, – говорит Нина Лесихина. – Принятие самостоятельного закона о защите морей от нефтяного загрязнения, проект которого уже долгое время находится на рассмотрении в Государственной Думе, позволит избежать повторения подобных аварийных ситуаций в будущем".  

 Будем надеяться, что мнение экологов наконец-то после этой масштабной беды будет услышано, и закон будет принят, а вместе с ним – ряд подзаконных актов и ведомственных постановлений, позволяющих провести ревизию всех нефтехранилищ и принять другие меры, защищающие суровую, но хрупкую арктическую природу. 

Геннадий А. Мингазов