Москва превратилась в гигантский пылесборник

«Апрель водою славен», — гласит старая русская пословица. Увы, но в условиях большого города эта мудрость предков выглядит как насмешка. Для Москвы апрель — самый пыльный месяц в году. Как результат — лавинообразный рост аллергических обострений у горожан. «Итоги» попытались разобраться, что именно из таблицы Менделеева оседает в легких среднестатистического москвича в месяце апреле.

Культурный слой

«Как показывают измерения, максимальные концентрации пыли отмечаются именно в апреле, — подтверждает главный специалист службы «Мосэкомониторинг» Алексей Попиков. — Среднегородское значение для этого месяца составляет 31 микрограмм на кубический метр. Существует предельный среднесуточный норматив концентрации — это 60 микрограммов. Максимальные значения отмечались в те периоды, когда в мегаполисе несколько дней не было осадков и, как следствие, фиксировались превышения среднесуточного норматива». По словам специалистов, в апреле главным образом пылит почва: снег уже растаял, но трава, главный пылеуловитель, еще не появилась. В сухую погоду ветер продувает почву и концентрация пыли в воздухе взмывает до максимальных значений. Пылевая взвесь аккумулирует промышленные и транспортные токсины, которые со скоростью ветра мигрируют по городу, загрязняя все на своем пути. Сегодня на один квадратный километр Москвы приходится более тысячи тонн пылевых отложений — наши потомки будут сильно удивлены, когда при археологических раскопках обнаружат примерно метровый слой этой субстанции.

Что сами москвичи думают об источниках образования пыли? Проведенный экспресс-опрос выявил следующее. Примерно 70 процентов опрошенных уверены, что грязь, впоследствии превращающаяся в пыль, завозится из-за пределов города на колесах и кузовах автотранспорта. Около 15 процентов участников опроса полагают, что причина запыленности улиц кроется в плохой уборке территорий. 10 процентов считают, что мегаполис «опыляется» вредными производствами. Оставшиеся 5 процентов придерживаются экзотических версий типа «пыль прилетает из космоса». В чем-то москвичи правы, но на сей счет есть научные объяснения. Первая и основная причина образования пыли — это ее ландшафтная природа. Как рассказали «Итогам» на факультете почвоведения МГУ, Русская равнина, на которой расположен столичный регион, богата так называемыми пылеватыми суглинками. «Этот субстрат имеет свойство легко распыляться, — говорит старший научный сотрудник факультета кандидат химических наук Галина Агапкина. — Для этого достаточно небольшого воздействия, например вытоптать поверхностный слой почвы, а он очень легко разрушается». Ситуацию усугубляет отсутствие мезофауны — благодаря насекомым верхний плодородный слой в полях и лесах имеет «обработанный» вид, то есть является более крепким, связанным растениями и их корневой системой. А в мегаполисе молодая растительность с трудом приживается, и потому сухой песчаный грунт легко выдувается ветрами». Постоянные городские перестройки не дают ландшафту устояться, зарасти травой, хорошо укорениться кустарникам и деревьям. Это в городах Европы благоустроенная бульварная зона стабильна уже почти 200 лет.

Городские власти вроде бы и предпринимают попытки озеленить город (в этом году будет выделено около 8 миллиардов рублей на эти цели), а в результате грязи становится только больше. Например, активным производителем пыли являются искусственные газоны, которые обильно засыпаются торфопесчаной смесью. Предполагается, что торф — это органика, которая служит удобрением. Но из экономии времени и средств свежий, неперегнивший торф смешивают с песком — и удобрения толкового не получается, и вдобавок легкая смесь выдувается ветром или вымывается водой, поскольку в большинстве случаев газоны не огораживаются. Эта грязь высыхает и разлетается по дворам и проспектам. Дополнительную пыль производят, как ни странно, и неграмотные озеленительные работы, после которых большинство вновь возведенных зеленых массивов из-за отсутствия дренажной системы превращаются в стоячие болота. Зеленые насаждения в таких условиях быстро гибнут, и вскоре на месте сквера возникает «грязевой вулкан».

Элементарные частицы

Но если бы в пыль превращались только торф и почва, мы бы даже не чихнули... Беда в том, что пыль активно вбирает в себя все вредные вещества. «Не секрет, что почва аккумулирует загрязнения атмосферы, все, что есть в воздухе, оседает в ней, — говорит Галина Агапкина. — Вредные вещества — органические соединения, тяжелые металлы, радионуклиды — в форме кристаллов абсорбируются на частицах пыли и распространяются вместе с ними по всему мегаполису».

Существует такое понятие — скопление источников загрязнения. В Москве основными такими источниками являются транспорт, промышленные предприятия и мусоросжигательные заводы. Они основные производители таких вредных веществ, как диоксины, хлорфенолы, хлорпарафины, хлорбензолы, полициклические ароматические углеводороды. Каждая крупная ТЭЦ выбрасывает в сутки около 300 тонн сернистого газа, а также окись углерода, двуокись углерода и окислы азота. Автомобильный транспорт обогащает атмосферу несгоревшими углеводородами. Кроме того, дизельные двигатели производят сажу, а двигатели, работающие на этилированном бензине, — значительное количество свинца.

По весне к этому «коктейлю» прибавляются и продукты разложения реагентов, которыми зимой в изобилии посыпают асфальт. Техническая соль несколько лет назад перестала использоваться в Москве по целому ряду причин. Помимо того что из-за нее погибали зеленые насаждения и подвергались коррозии городские коммуникации, городские ветеринары зафиксировали всплеск заболеваемости собак и кошек атопическим дерматитом — это одно из жестких проявлений аллергических реакций. Но пришедшие на смену соли реагенты с содержанием хлористого кальция, ацетатов аммония, модифицированного натрия, солей магния лишь усугубили ситуацию. Официально все эти вещества сертифицированы и, согласно заключениям экспертов, не должны наносить урон окружающей среде и здоровью человека. Большая их часть используется в европейских странах, известных своим трепетным отношением к экологии. Однако относительно безвредными эти вещества считаются только в том случае, если используются локально или при этом наносятся на твердое покрытие (асфальт, бетон, брусчатка). «Если они попадают на открытый грунт, то соли калия и натрия отравляют почву, — объясняет управляющий директор компании EcoStandard group Сергей Кривозерцев. — От этого в первую очередь начинают болеть деревья, но попавшие в экосистему реагенты не исчезают бесследно». Очевидно, что большая часть этих веществ впоследствии либо вымывается в грунтовые воды, либо выдувается в нижние слои атмосферы. Крупная взвесь со временем оседает на почву, а самые опасные микрочастицы циркулируют в воздухе, попадая в органы дыхания.

По идее, вся эта вредная пыль должна довольно быстро выдуваться за пределы города. Но этого не происходит. Есть версия, что этому препятствует внутренняя организация Москвы — ее радиально-кольцевая структура охотно «впускает» в себя ветры, но внутри мегаполиса воздушные массы вместе с пылью циркулируют без возможности рассеяться. И это еще не все. «Столица России является гигантским аккумулятором пыли, — продолжает Галина Агапкина. — Благодаря своему микроклимату, температурному режиму мегаполис годами удерживает и накапливает эти частицы». В самом деле, нет, наверное, другой столицы, где после дождя машины становятся не чище, а грязнее. Но ладно бы страдали только машины.

А теперь — не дышите

«Токсический пневмонит, хронический бронхит, аллергический альвеолит, астма, ринит, конъюнктивит, — перечисляет заболевания, которые вызывает у людей городская пыль, врач-терапевт Николай Пастухов. — В первую очередь так называемые твердые частицы бьют по органам дыхания и слизистым оболочкам, а также провоцируют различные аллергические реакции. При наличии у человека общей предрасположенности к аллергии заболевания чаще вызывает органическая пыль. Наиболее восприимчив организм человека к вредным веществам, содержащимся в пыли в зимний период. Именно в это время распространены ОРВИ».

Песок, начинающий скрипеть на зубах после очередного порыва ветра, угрозы не представляет. Опаснее то, чего мы не замечаем. «Крупная пыль величиной более 10 микрон задерживается в верхних дыхательных путях и выводится с секретом слизистых оболочек. Более глубоко проникает пыль величиной частиц от 5 до 10 микрон. Менее 5 микрон проходит в альвеолы», — объясняет Алексей Попиков.

Как рассказал «Итогам» руководитель лаборатории гигиены почвы НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды кандидат медицинских наук Игорь Крятов, иммунитет неизменно связан с окружающей средой, в которой мы пребываем. Все, что летит в воздух, попадает в почву и воду, влияет на нас с малого возраста. Отсюда и аллергии, и воздействие на психику. В частности, американские специалисты в недавнем своем исследовании отметили, что слабая иммунная система слишком остро реагирует на пыль, а возникающие реакции — в том числе и аллергические — замедляют производство организмом некоторых химических веществ. Среди них серотонин, или «гормон счастья», нехватка которого вызывает депрессию. Как объясняют иммунологи, сами по себе твердые частицы аллергенами быть не могут, поскольку реакцию вызывают органические вещества, а пыль, летящая с дорог, — это неорганика. Однако вредные примеси способны выступать в роли «триггеров» — своего рода отягчающих обстоятельств, которые либо провоцируют сенсибилизацию к традиционным аллергенам вроде пыльцы, либо усугубляют ее.

Но пыль может быть причиной еще более серьезных болезней. В марте в Испании впервые состоялась конференция «Детерминанты рака, связанные с окружающей средой и профессиональной деятельностью». В центре внимания специалистов оказались те канцерогены, которые буквально витают вокруг нас. По большей части дискуссия была посвящена опасным производствам, но тема пыли, от которой страдают простые городские жители, тоже оказалась в центре дискуссии. На сегодня самым опасным и распространенным канцерогеном, который встречается в городской среде, является бензопрен. «Он входит в число полиароматических углеводородов, которые присутствуют в выхлопных газах, — объясняет Сергей Кривозерцев, — эти вещества являются канцерогенными и очень хорошо концентрируются на пыли. В этом, пожалуй, и заключена главная проблема».

По словам специалистов, выбор у городского жителя, желающего защитить себя от пыли, невелик. Наиболее эффективным средством было бы бежать из города. Но куда? Остается следовать примеру японцев, которые с приходом сухой погоды, провоцирующей пылевые вихри, надевают защитные повязки и респираторы. И, видимо, ждать, пока власти мегаполисов научатся решать проблемы не только исходя из экономической целесообразности, но и учитывая все возможные последствия для здоровья горожан.

Дмитрий Серков, Анастасия Резниченко