Какие уроки извлечет Германия из Чернобыля и Фукусимы?

После аварии на атомной электростанции «Фукусима-1» Германия должна ускоренными темпами перейти к возобновляемым источникам энергии, считает министр окружающей среды ФРГ Норберт Реттген. Он говорит, что Германия может показать пример, успешно перейдя к «зеленой» энергетике, которая даст толчок развитию ее экономики.25 лет назад, 26 апреля 1986 года взорвался четвертый реактор на Чернобыльской атомной электростанции. Месяц с небольшим назад после мощного землетрясения и разрушительного цунами произошла авария на японской АЭС «Фукусима-1». Вторая катастрофа сегодня догнала по своим масштабам Чернобыль, поскольку ее занесли в категорию «крупных аварий». Это самая высокая категория по международной шкале оценки опасности ядерных инцидентов. Обе аварии стали историческими поворотными моментами.Четверть века назад образы разрушенного реактора, жутких городов-призраков, жертв радиации и их страданий отпечатались в коллективной памяти  мировой общественности. Чернобыль стал предупредительным знаком опасности ядерного века. В результате этой катастрофы природоохранная политика с общественных задворок перешла в эпицентр политической обеспокоенности. После Чернобыля все западные государства активизировали усилия по защите окружающей среды. Тогдашнее германское правительство канцлера Гельмута Коля отреагировало на катастрофу самым непосредственным образом, создав федеральное Министерство окружающей среды. Год спустя природоохранная политика стала официальной сферой деятельности Европейского Союза. С тех пор природоохранное движение набирает все больше и больше политического веса в обществе. Экологическая политика сегодня – это ключевой политический вопрос, находящийся в центре внимания широкой общественности. Этот вопрос, как мы только что увидели в Баден-Вюртемберге, может сыграть важнейшую роль на выборах, предопределив их исход.Сегодня, спустя 25 лет после Чернобыля, авария на Фукусиме стала новым поворотным моментом. Мы извлекли определенные уроки из Чернобыля, но, видимо, недостаточно. Остаточный риск по-прежнему  недооценивается, потому что  главной причиной чернобыльской аварии считают человеческую ошибку. Это правильно, но фокусируя внимание на человеческих ошибках, мы упускаем из виду силы природы.Это верно даже в отношении такой страны как Япония, которая не только является  передовой нацией в техническом плане, но и обладает большим опытом противодействия землетрясениям и гигантским волнам. Мы должны пересмотреть свое отношение к тем опасностям, которые создают эти явления природы, и кроме того, нам надо переосмыслить свое понимание безопасности. Тот факт, что за тридцать лет произошли три серьезные аварии на реакторах – в Харрисбурге в 1979 году, в Чернобыле в 1986-м и сейчас в Фукусиме – заставляет сделать вывод, что хотя атомная энергетика может показаться дешевым поставщиком энергии в близкой перспективе, в случае аварии издержки возрастают многократно. Это особенно верно в плане гуманитарных последствий. Те огромные страдания, которые Чернобыль причинил людям, ощущаются до сих пор. От последствий реакторной аварии больше всех пострадали дети. Вполне возможно, что в будущем пострадают еще не рожденные дети. Нет такой экономической цели, которой можно оправдать угрозу благополучию и здоровью живущих сегодня людей, а также будущих поколений. Всем, кто превозносит экономичность атомной энергии, необходимо подумать вот о чем. В случае серьезной аварии экономические и экологические издержки от нее настолько высоки, что риски, сопряженные с использованием атомной энергии, необходимо проанализировать заново. Территория внутри 30-километрового радиуса вокруг Чернобыльской АЭС и сегодня недоступна. Большие площади заражены до сих пор. Следует также заметить, что ни одна страховая компания в мире не желает страховать такие риски.Эти огромные издержки вынуждены покрывать государства, а значит, налогоплательщики. И делают они это вне зависимости от национальных границ. На протяжении многих лет страны «большой семерки», ЕС и другие государства участвуют в технических работах по ликвидации последствий чернобыльской аварии. На прошедшей недавно в Киеве конференции  доноров правительство Германии пообещало выделить в ближайшие годы на эти цели до 42,4 миллиона евро – и это вдобавок к тому, что уже выделено.Издержки в связи с аварией реактора на «Фукусиме-1» будут также огромны. Это ляжет тяжким бременем на японскую экономику на многие годы, если не на десятилетия. Данные экономические издержки станут дополнительным фактором, который приведет к переосмыслению атомной энергетики. Уже появились первые признаки того, что это происходит, особенно в Европе. До недавнего времени было невозможно подвергнуть все АЭС в Евросоюзе европейским испытаниям в тяжелом режиме на основе единых стандартов. Но Европейский совет недавно принял такое решение, отчасти благодаря давлению со стороны правительства Германии. Германия будет также настаивать на новой международной оценке рисков атомной энергетики на специальной конференции в 2012 году, в которой будут участвовать страны, подписавшие Конвенцию о ядерной безопасности. Природоохранная политика должна стать политикой безопасности 21-го века. Это значит, что мы обязаны покончить с использованием атомной энергии в экономике и встать на путь перехода к энергетике возобновляемых источников, о чем говорится в энергетической концепции немецкого правительства, принятой осенью 2010 года. Сейчас мы должны продвигаться по этому пути быстрее и решительнее. Перспективы обнадеживают, потому что налицо почти полный консенсус по данному вопросу, объединяющий все партии. И вопреки заявлениям некоторых критиков, Германия пойдет этим путем не в одиночку. Это разумный и правильный путь, если мы хотим получать безопасную и финансово доступную энергию, которая не вызывает глобального потепления и не ведет к истощению полезных ископаемых, что граничит с безответственностью перед грядущими поколениями. Мы должны стать первопроходцами и показать, что этот путь реален, особенно в такой промышленно развитой стране как Германия. Если мы добьемся успеха, нашему примеру последуют другие.Важно понять, что путь в эпоху возобновляемой энергии не требует отказа от высокого уровня жизни. Напротив, он крайне важен для сохранения нашего жизненного уровня в будущем, а следовательно, является настоятельной потребностью экономической предусмотрительности. Эта потребность вызвана тем, что в будущем мы столкнемся с усиливающейся нехваткой природных энергетических ресурсов, таких как нефть, и полезных ископаемых, таких как медь, о чем свидетельствует устойчивый рост цен на эти сырьевые товары. Немецкая экономика больше многих стран зависит от энергетического импорта. По этой причине радикальная энергетическая реструктуризация особенно важна для защиты нашей промышленности. Но верно и то, что нам придется вкладывать огромные средства, в основном в энергетику возобновляемых источников, и в частности в ветровую энергетику, как на земле, так и на море. Придется нести большие расходы по строительству новых высоковольтных линий электропередачи, «электроэнергетических магистралей» с севера на юг, по созданию новых технологий хранения энергии, «умных электросетей», по совершенствованию управления такими сетями и по созданию поистине общеевропейской электроэнергетической системы, чтобы электричество от источников возобновляемой энергии можно было безо всяких проблем подавать в любую точку Европы. Среди других целей – повышение энергоэффективности, например, за счет реконструкции старых зданий, и разработка новых форм перемещения с целью экономии ресурсов. Нет золотой тропинки в энергетическое будущее, движение по которой ничего не стоит и не требует никаких усилий. Принимать участие в этом придется всем, как промышленности, так и населению. Однако политики должны здесь учитывать две вещи. Во-первых,  энергия не должна стать предметов роскоши для немногих избранных. Она должна быть доступна всем. Во-вторых,  энергоемкая промышленность в Германии должна сохранить свою конкурентоспособность. Ключ к доступным ценам на энергию для промышленности и потребителей это усиление конкуренции. Возобновляемая энергия должна выдержать испытание на рынке, вместо того, чтобы  бесконечно получать субсидии. Цель заключается в  создании такой энергетической политики, в которой оптимально используется роль конкуренции в продвижении инноваций, снижении затрат и поиске новых технологий. Это будет существенно способствовать обеспечению стабильности энергетических цен в долгосрочной перспективе, особенно в условиях, когда увеличение доли возобновляемых источников в структуре энергетики снизит нашу зависимость от изменчивых цен на импортные энергоресурсы. В целом, вложения в энергетику возобновляемых источников окупятся с лихвой и дадут большие дивиденды как экономике, так и обществу. Они создают огромные возможности для экономического роста и создания новых рабочих мест. Они вносят необходимый вклад в подготовку Германии к успешному будущему в роли промышленного центра, поскольку энергетика и экологические технологии создадут рынки будущего. Общемировой рыночный объем этих технологий уже составляет около 1,7 триллиона евро, и эта цифра удвоится уже через десять лет. Тот, кто будет вкладывать капитал в эти отрасли, станет в перспективе технологическим лидером и крупнейшим мировым экспортером.Германия должна воспользоваться своей ролью первопроходца в этой области. Немецким компаниям уже принадлежит крупнейшая доля мирового рынка в экотехнологиях, составляющая 16%. В денежном выражении это равно 224 миллиардам евро. В отраслях экологических и энергетических технологий создано примерно 1,8 миллиона новых рабочих мест, причем только на долю энергетики возобновляемых источников приходится 370000 таких мест. Используя такую стратегию развития, мы сумели за 10 лет в четыре раза увеличить долю возобновляемых источников в энергоснабжении, доведя ее сегодня до 17%.Я уверен в том, что в течение жизни одного поколения, особенно в такой высокоразвитой промышленной стране как Германия, можно будет добиться того, что львиную долю энергии мы будем получать из возобновляемых источников, оставаясь при этом ведущим промышленным лидером. Вопрос процветания в 21-м веке состоит не в том, чтобы рассматривать решительный разворот в энергетической сфере в качестве угрозы экономике, а в том, чтобы смотреть на это как на прекрасную возможность для осуществления перемен, делающих возможным ресурсосберегающее развитие. Нельзя обеспечить развитие и процветание в ущерб безопасности будущих поколений. Развитие и процветание надо обеспечивать ради этих поколений. Это также включает переоценку такого фактора как подверженность человека ошибкам и признание того, что полностью управлять природой мы не сможем никогда. Вот почему мы переосмысливаем безопасность. Именно этот урок необходимо извлечь из ужасных событий 25-летней давности в Чернобыле и нынешних в Фукусиме. В этом состоит наша ответственность перед миром и перед будущим.Норберт Реттген - министр окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов ФРГ.

Норберт Реттген