"Эхо Москвы": авантюра в особо крупном размере

В середине мая 2010 года губернатор Иркутской области Дмитрий Федорович Мезенцев на встрече с президентом подтвердил, что в ближайшее время Особая экономическая зона «Ворота Байкала» будет значительно расширена за счет территории Слюдянского района. Важное место в этом проекте уделено развитию туризма в городе Байкальске. Если верить мэру города Валерию Пингареву, до 2020 года в Байкальске планируется реализовать 25 инвестиционных проектов на общую сумму 10,7 млрд. рублей; объем инвестиций непосредственно по программе ОЭЗ составит 6,55 млрд. рублей (из федерального бюджета - 2,25 млрд.). Согласитесь, средства немалые.Президент, губернатор и мэр видимо не разделяют мнения, что гадящий в Байкал БЦБК де факто делает развитие туризма в городе практически невозможным. Похвальный оптимизм. Или, вернее - авантюризм. Иностранные туристы, для привлечения которых и затевалась ОЭЗ, никогда не поедут отдыхать в Байкальск. По крайней мере, пока в городе работает комбинат. Их, иностранцев, даже в относительно чистые уголки Байкала заманить очень непросто. Вечно пьяные соседи по турбазе и немудрящий «местный» сервис (см. удобства на улице) отпугивают привыкших к уютным египетским и турецким отелям иностранцев даже сильнее весьма прохладной байкальской водички и отсутствия нормальных дорог. Что уж говорить про Байкальск - чадящие трубы и удушающая вонь – спору нет, лучшего места для отдыха просто не найти! Мне очень интересно - хотели бы Дмитрий Федорович или Дмитрий Анатольевич отдохнуть на территории подобной ОЭЗ? Вообще история создания Особой экономической зоны на берегах Байкала напоминает затянувшийся несмешной анекдот. А началось все в далеком уже 2007 году, когда губернатор Тишанин громогласно объявил - ОЭЗ в Иркутской области быть! Но быть не где-нибудь, а в Большом Голоустном. Это решение незамедлительно раскритиковали все, начиная с туроператоров и заканчивая экологами. В самом деле, что такое Голоустное? Открытое всем ветрам ущелье, горящие каждый год леса, болото вместо нормального берега, почти полное отсутствие инфраструктуры, медвежий угол, далекий от основных ж/д и авто магистралей… Одним словом, выбор Большого Голоустного как площадки для масштабного развития туризма был наихудшим из предложенных вариантов. Однако, несмотря на критику, проект был успешно согласован с Министерством экономического развития, после чего под его реализацию начало выделяться финансирование. Куда пошли эти деньги, остается только гадать, хотя известно, к примеру, что на одно только мифическое проектирование ушло более 83 млн. рублей. Между тем Голоустное как было деревней, так и осталось. Все так же пасутся коровы, все так же лежит на дорогах навоз. В конце 2007-го - начале 2008-го начались разговоры о том, чтобы включить в ОЭЗ (существующую, правда, лишь на бумаге) новые территории: участки на Малом Море, в Байкальске и Мангутае. В РосОЭЗ (федеральное агентство по управлению экономическими зонами) эти инициативы одобрили. Тогда же появилось предложение «передислоцировать» ОЭЗ поближе к южным туристическим потокам – в поселок Листвянка. Это предложение, по слухам, активно лоббировала небезызвестная Татьяна Казакова – в то время крупный региональный бизнесмен и мэр той самой Листвянки. На бездарно оформленном сайте «Российские особые экономические зоны» (www.rosez.ru) до сих пор имеется информация исключительно о ОЭЗ в районе истока Ангары. Ни про Голоустное, ни про Байкальск там не сказано ни слова. Зато там приводятся внушительные цифры финансирования: до 2016 года объем внебюджетных инвестиций составит 10,32 млрд. руб. Потребность в бюджетных средствах до 2016 года – 4,72 млрд. руб. Из них федеральный бюджет - 2,56 млрд. руб.; бюджет субъекта - 1,94 млрд. руб,; местный бюджет - 0,22 млрд. руб. Впрочем, после ареста Казаковой в конце марта 2008-го проекту ОЭЗ в Листвянке так и не был дан ход.Во второй половине 2008-го грянул кризис, и финансирование ОЭЗ сперва урезали, а в ноябре того же года в СМИ появилась информация о том, что «Ворота Байкала» собираются и вовсе ликвидировать. Мрачные ожидания оправдались, и к марту 2009-го стало окончательно ясно - федеральное финансирование получит только одна из двух байкальских ОЭЗ, а конкретнее - «Байкальская гавань» (Северо-Байкальский, Заиграевский и Тункинский районы, а также Улан-Удэ), находящаяся на территории республики Бурятия.Стоит сказать, что курирующее все эти дела РосОЭЗ также постигли крупные неприятности. По результатам проверки Счетной палаты РФ было объявлено, что агентство «не обеспечило своевременное и эффективное использование выделенных средств». За период 2006—2008 годы финансирование за счет средств федерального бюджета ОАО «Особые экономические зоны» составило 36,3 миллиардов рулей. При этом на 1 января 2009 года остаток неиспользованных бюджетных инвестиций составил 17,1 миллиардов рублей. Чиновники-увальни даже не смогли своровать все, что было дадено. Не порядок. Президент Медведев это непотребство так не оставил - в конце прошлого года запятнавшее себя РосОЭЗ было расформировано, а его полномочия перешли к Минэкономразвитию. Но вернемся к нашим пирогам. Проект «Ворота Байкала» на неопределенное время сняли с бюджетной «иглы», оставив на откуп частному бизнесу. Последний, не будь дураком, вкладывать деньги в заведомо убыточное Голоустное разумеется не спешил. Тогда новоиспеченный губернатор Мезенцев вдруг вспомнил про Байкальск и начал активно лоббировать данный проект в министерстве Эльвиры Набиуллиной. Это казалось разумным. Крупные финансовые вложения в туристическо-рекреационное развитие решали сразу несколько проблем, главная из которых - напряженная социальная обстановка в самом Байкальске, вызванная остановкой опасного, устаревшего и совершенно нерентабельного ЦБК. ОЭЗ давала городу шанс на новую, «чистую» и в то же время устроенную жизнь. Рабочие места, приток инвестиций, переориентация города из промышленного в курортный, и как следствие - неизбежный строительный бум . Потенциал данного предприятия весьма впечатлял. К тому же, если разобраться, Байкальск - это едва ли не единственная реальная площадка для создания на берегах «Славного моря» зоны отдыха европейского уровня. Довольно крупный город, потенциально готовый к приему большого числа туристов, ж/д и авто дороги, развитые коммуникации (например, очистные сооружения, оставшиеся от ЦБК), возможность привлекать туристов в зимнее время (горнолыжный курорт «Гора Соболиная»), мягкий по байкальским меркам климат и т.д. Ко всему прочему, Минэкономразвитие под это дело, вроде бы, готово было выделить приличные деньги. Все это было бы просто замечательно, однако начиная с осени 2009-го поползли слухи о скором возобновлении работы непотопляемого БЦБК, а 13 января 2010 года В.В.Путиным было подписано известное всем подлое антинародное постановление №1, позволяющее комбинату работать в разомкнутом цикле, т.е. сливать отходы в Байкал, как в былые времена. По словам экспертов, сейчас БЦБК не может нормально функционировать из-за отсутствия сырья, заказов и крайнего износа всего оборудования, однако в глазах мировой общественности (а соответственно и туристов) БЦБК является предприятием, работающим и имеющим, что немаловажно, крайне неприятную славу главного загрязнителя самого чистого озера в мире.После первых же заявлений о возобновлении работы ЦБК стало понятно, что на развитии туризма в Байкальске можно поставить жирный черный крест, который, в отличие от целлюлозы никаким хлором не отбелишь. Тогда же стало очевидно, что по-настоящему Большим туризмом на Байкале никто заниматься не собирался и не собирается. Собственно, расклад предельно прост. Весь проект ОЭЗ «Ворота Байкала» от начала и до конца (а конца ему, кстати, не видно) - это масштабная авантюра местных властей, которые под красивой оберткой мифа о Байкале, как о центре международного отдыха, занимаются привычным делом – выбиванием из Москвы федеральных средств и последующим за этим их, средств, успешным «освоением». Привычная картина, не правда ли?Я вот думаю, может оно и к лучшему, что на Байкале не будет толп иностранных туристов? Пусть Священное озеро так и остается священным, т.е. нетронутым. А на воров-чиновников, раз за разом затевающих сомнительные прожекты с единственной целью собственного обогащения, рано или поздно управа найдется. Как говорится, на каждого барина есть свой топор.

Андрей Темнов