Роттердамская конвенция: панацея от токсикантов

Или Новый способ ведения «торговых войн».

4 марта Государственная Дума Российской Федерации ратифицировала Роттердамскую конвенцию.

Закон о присоединении Российской Федерации к Роттердамской конвенции, подписанный президентом Дмитрием Медведевым в начале марта, вызвал достаточно оживлённые комментарии российских экспертов. Вспомнив, что с процедурой, уточняющей правила международной торговли опасными химическими веществами и в том числе пестицидами, уже согласились 127 стран, они с восторгом приветствовали решение главы государства. Причина очевидна. Дело в том, что такого рода конвенции, меморандумы и прочие соглашения, преследующие, казалось бы, самые благие цели, давно уже выполняют не только декларируемые, но и весьма специфические функции. В частности, они стали весьма эффективным способом ведения «торговых войн», что в какой-то мере подтверждают и аргументы сторонников роттердамских новаций. Итак, что же заставляет экспертов высказываться «за»?

Во-первых, ратификация конвенции, полагают они, не накладывает никаких дополнительных обязательств на Россию, поскольку на её территории и без того запрещено применение всех химических веществ, включённых в приложение к документу. Во-вторых, энергичное участие в процедуре позволит предотвратить появление на территории страны веществ, способных нанести ущерб здоровью человека и окружающей среде. В-третьих, введение закона даст возможность просить партнёров о финансовой и технической поддержке. Деньги позарез нужны для развития инфраструктуры, которая способствовала бы рациональному и безопасному использованию химических веществ. Оное, как известно, никогда не было предметом нашей национальной гордости.

И, наконец, в-четвёртых, решение президента предоставляет российскому государству необъятные возможности для решительного продвижения на мировой рынок собственной продукции. В том числе и в тех случаях, когда эту продукцию с означенного рынка яростно «выталкивают» страны-конкуренты.

Последнее для отечественных экспортёров особенно важно. Дело в том, что новое законодательство, введённое Евросоюзом для экологической и экономической защиты территории, стало труднопреодолимой «контрольной полосой» для текстильной, автомобильной, целлюлозно-бумажной, металлургической, а также химической и нефтехимической промышленности. Как с нескрываемой печалью сообщили эксперты, от вероломного решения европейцев уже пострадали две трети российских предприятий, работающих на внешнем рынке, в том числе и НЛМК.

Вреден телу хризотил?

Однако настоящий дамоклов меч завис в Европе над российской асбестовой промышленностью. Вот уже в который раз особо непримиримые противники минерала пытаются добиться включения хризотил-асбеста в список опасных химических веществ, что фактически означало бы запрет на его экспорт. И лишь активное противодействие асбестового лобби, в которое, помимо России, входят Казахстан, Канада, Украина, Индия, Китай и ряд других стран, не даёт зловредным европейцам реализовать разрушительные планы.

Разрушительные в том числе и для российской экономики, которая недосчиталась бы сотен миллионов долларов, а также для уральского города Асбеста, существование которого оказалось бы под большим вопросом. Вот почему специалисты однозначно расценивают борьбу за запрещение хризотила исключительно как экономическую, а не экологическую.

Не желая травмировать оппонентов, российские аналитики не называют противников, однако констатируют, что «благая деятельность различных международных организаций сочетается с абсолютно своекорыстным и жёстким интересом определённых коммерческих кругов и отдельных компаний», придумывающих всё новые и новые страшилки об асбесте и категорически не желающих считаться с точкой зрения многих авторитетных специалистов-медиков. Иными словами, речь в нашем в случае вовсе не о беспристрастной попытке выяснить истину, а исключительно о желании расчистить поле для других альтернативных видов продукции. Вот только стоит ли игра свеч? Именно этим вопросом задаются серьёзные исследователи.

В частности, украинские учёные решительно выступили против оголтелой антиасбестовой кампании, охватившей большинство стран Европы. По их мнению, прежде чем от чего-либо отказываться, надо знать, что получаешь взамен. И надо знать, есть ли вообще такая замена. А вот здесь как раз сплошные вопросы. Ведь полных сравнительных данных о степени опасности базальтовых, хлорвиниловых и многих других волокон пока просто нет. В то же время известно, что хризотил-асбест - очень часто встречающееся в природе вещество, которое содержится почти в двух третях земной коры. То есть человек в течение всей своей жизни находится рядом с минералом без каких-либо последствий для себя.

И таково мнение не только украинских учёных, которых всё-таки можно заподозрить в предвзятости. Таковы и результаты последних исследований, проведённых ведущими токсикологическими лабораториями в Швейцарии, Германии и США. Они доказывают, что хризотил остаётся самым безопасным материалом из аналогичных минералов и искусственных заменителей.

Европа занимает круговую химоборону

Впрочем, стойкое неприятие у чиновников Евросоюза вызывает не только асбест. В следующем году страны ЕС предполагают ужесточить контроль за минеральными удобрениями и нефтепродуктами, которые, по их данным, перенасыщены вредными химическими веществами. Будет также закрыт беспрепятственный доступ к потребителю лакам-краскам, текстилю, игрушкам, мебели, косметике, парфюмерии.

От экспортёров, поставляющих в страны ЕС продукцию, предполагается потребовать регистрации всех химкомпонентов, входящих в состав экспортных товаров. Следить за обязательным выполнением новомодных процедур станет специально создаваемая химическая полиция, которая получит в своё распоряжение достаточно серьёзный арсенал средств борьбы с контрабандой.

По данным аналитиков, только начальные потери российских предприятий, не сумевших «вписаться» в новое европейское химическое законодательство, могут достичь 150 миллиардов рублей. При этом оказаться «невыездными» рискуют товары, по меньшей мере, семи отраслей российской экономики. Во всяком случае, западные контрагенты уже требуют от иноземных партнёров ускорить регистрацию «химического состава продукции». В противном случае грозят расторгнуть договоры.

И здесь речь уже не просто о «торговых войнах», а о проблеме куда более серьёзной. Причём инициированной вовсе не чиновниками, а медиками, которые провели масштабные исследования. Протестировав кровь, взятую у людей разных возрастов, учёные выяснили, что европейцы состоят не только из воды и незаменимых аминокислот, но и целого букета вредных химических ингредиентов.

Понятно, что открытие исследователей из ЕС вызвало весьма жаркие дебаты и в широких кругах российской экообщественности, наиболее решительные представители которой требуют начать немедленную разработку собственного химического законодательства, не менее жёсткого, чем в Европе. Они полагают, что России, опять же не менее чем Европе, необходим и ещё один (сколько их развелось в последнее время!) самостоятельный государственный орган, занимающийся регистрацией химических веществ.

Вот только сможет ли он защитить славный российский рынок, где всё продается и покупается, от вредоносных китайских или индийских товаров? Да и готовы ли мы сами предпочесть некачественному, но дешевому ширпотребу, качественный, но дорогой? Даже социологи не всегда могут высказаться по этому поводу сколько-нибудь ясно. Однако вполне определенно они заявили о том, что почти семьдесят процентов респондентов на вопрос: безопасны ли стиральные порошки, которые вы используете? - ответили, что никогда не думали над этим. И это, как нам кажется, проблема не меньшая, чем неспособность властей защитить российский рынок от наводняющих его фальсификатов.

Спасение утопающих...

Будем надеяться, что с присоединением к Роттердамской конвенции ситуацию удастся если не разрулить, то существенно улучшить. Однако для этого, во-первых, потребуется время. А во-вторых, не надо забывать, что за все технологические достижения приходится расплачиваться. И не только населению бедных стран, вынужденному покупать дешёвые азиатские стиральные порошки, косметику, игрушки, но и потребителям уникальной продукции, рождённой отнюдь не в странах третьего мира, а в ведущих инновационных державах.

Наиболее характерный пример - тефлоновая посуда. Все мы прекрасно знаем, что удивительный материал, к которому не прилипают ни картошка, ни другие деликатесы, очень удобен и давно уже завоевал планету. Однако практически не знаем, что продукция американской компании «Дюпон» в тех же США регулярно становится предметом громких скандалов и что производители выплачивают гигантские компенсации людям, пострадавшим от химических веществ, используемых для синтеза тефлона.

И так практически во всём. Ничто не безвредно. Ни ингредиенты, используемые для смягчения заливаемой в стиральные машины воды. Ни средства, с помощью которых за считанные секунды можно отмыть сковородку от жира. Напротив, так называемые поверхностно активные вещества (ПАВ) очень токсичны. Состоящие из солей тяжёлых металлов и кислот, вырабатываемых из отходов нефтепромышленности, ПАВ разъедают кожу и проникают в организм. При этом смыть их с посуды очень трудно.

Невозможно полностью выполоскать их и из белья. Не менее опасно и использование меламина, который входит в состав очень многих популярных пластиковых изделий.

Яд, содержащийся в меламиновой посуде, поражает внутренние органы, включая желудок, сердце, печень, почки, становится причиной аллергического раздражения слизистой оболочки глаз. Он также вызывает кожные заболевания, экзему, нарушения в кроветворной и иммунной системах.

Минздрав России запретил использовать меламин при производстве посуды, предназначенной для пищевых продуктов. Был издан строгий указ, обязывающий производителя информировать потребителя о наличии опасного компонента в реализуемой продукции. «Зелёные» предпринимают попытки ограничить или даже вообще прекратить выпуск изделий с использованием меламина. Однако, несмотря на все самые решительные меры, запреты и многочисленные меламиновые скандалы, объёмы производства продукции, содержащей вредные вещества, в Китае только растут.

С добавлением меламина производится мебель, столешницы и фасады кухонь, дешевый ламинат, плинтусы, клей, лак. Пластик на основе меламина применяется в строительной индустрии, а также при изготовлении чашек, подносов, сувениров...

Словом, химия и жизнь сегодня идут рука об руку и примирить их, увы, не всегда удаётся. Ну а как же в таком случае быть? Людям, совершенно не способным отказаться от синтетических препаратов, специалисты рекомендуют строго следовать инструкциям. Скажем, стирать и мыть посуду только в резиновых перчатках и брать при этом такое количество порошка, которое указано на упаковке или следовать принципу «чем меньше, тем лучше». Хотя лучше всего, считают некоторые эксперты, вообще отказаться от химических препаратов и вспомнить старые добрые бабушкины рецепты.

Изучив их, нетрудно обнаружить, что заменить вредные и опасные для жизни моющие и чистящие средства можно всего пятью основными природными натуральными веществами, среди которых хозяйственная и пищевая сода, бура, уксус, а также некоторые эфирные масла. Так что оптимальный способ противодействия вездесущей химии не вполне нов, но вполне эффективен: спасение утопающих - дело рук самих утопающих!

Виктор Страхов