Природа выступает против цивилизации

Чем выше уровень технологического развития человечества и глобализации экономики, тем более болезненно они реагируют на сокрушающие удары природных катаклизмов... Нынешнее землетрясение в Японии длилось всего несколько минут, но его последствия будут лихорадить мир долгие месяцы, а может быть и годы. 8 мая 1902 года на острове Мартиника произошла весьма уникальная по своей сути и чудовищная по своим последствиям катастрофа: в результате взрыва вулкана Мон-Пеле раскаленная туча полностью испепелила город Сень-Пьер. Из его 40 тысяч жителей удалось выжить лишь двум мужчинам, да и то чудом: один в это время спустился в погреб за бутылочкой вина, а второй и вовсе сидел в тюремной камере. Знаете, какое последствие эта трагедия имела для тогдашнего мирового сообщества? Никакое! Ну разве что в магазинах Европы на время пропал ром с Мартиники, а ученые смогли впервые воочию увидеть, что такое пирокластический поток. В основном же всё ограничилось заметками в газетах, прочитав которые обыватели поохали, да и забыли. Точно так же двадцатью годами ранее чудовищный взрыв вулкана Кракатау (36 тысяч погибших) остался для всех лишь экзотической трагедией где-то в далеких южных морях. Зато извержение Тамбора (1815-й год) не только погубило 92 тысячи невинных душ, но и изменило глобальный климат на планете. В Европе наступило резкое похолодание, которое имело весьма плачевные последствия не только для сельского хозяйства. Неурожаи вызвали многочисленные бунты и восстания, и даже есть предположение, что внезапные холодные дожди стали причиной того, что Наполеон проиграл сражение при Ватерлоо. Но тогда речь шла всего лишь о простуде и заставших в грязи пушках. А вот в прошлом году сравнительно небольшое извержение исландского вулкана Эйяфьятлайокудль (кто его только так назвал?) никого не убило и ничего не разрушило – зато на пару недель дезорганизовало авиационное сообщение в Европе. Десятки тысяч людей не смогли улететь в командировки, в турпоездки, к родным и близким, вовремя вернуться домой. Убытки авиакомпаний исчислялись миллионами долларов, а СМИ зарабатывали на страшилках о «вулканической зиме». Возьмем еще несколько примеров. В первой половине XX веке в Китае произошло несколько сокрушительных землетрясений и наводнений, которые унесли жизни свыше миллиона человек. Но что было трагедией для китайцев, осталось лишь малозначимой статистикой для европейцев – они этого просто не заметили. В декабре 1988 года для всего СССР название города Спитака стало ассоциироваться со страшной трагедией – землетрясение в Армении было одним из наиболее сокрушительных в отечественной истории. Но, опять же, это была лишь наша трагедия и наша проблема. Советский Союз потратил сотни миллионов на восстановление разрушенного региона, и это на фоне лихорадочной ликвидации последствий другой катастрофы – аварии на Чернобыльской АЭС. Эти две трагедии нанесли советской экономики сокрушительный удар под дых, а падение экспортных цен на нефть и идиотские «реформы» команды Горбачева добили её. Зато если мы вспомним несколько мощных землетрясений в горных районах Ирана и Пакистана, происшедших в последние годы, то они лишь немного сократили численность населения этих стран, но не их экономику. Действительно, развалившиеся глинобитные хижины были быстро восстановлены, и крестьяне продолжили пасти своих баранов. А прошлогоднее землетрясение на Гаити? Хотя оно унесло жизни почти 200 тысяч человек, мир уже успел о нем забыть. Зато он снова и снова поминает жертв катастрофы 2004 года, когда мощнейшее землетрясение вызвало цунами, кругами разошедшееся по всему Индийскому океану. Еще бы! Ведь среди 230 тысяч погибших были граждане США и Евросоюза, а туристическому бизнесу в азиатском регионе был нанесен непоправимый ущерб. Однако при этом мало кто вспомнил, что основной страшный «урожай» жертв стихия собрала в Бангладеш, но регулярные трагедии в этой бедной и перенаселенной стране мира, полностью независимой от мировой экономики, разве что вызывают скупую слезу у немногочисленных филантропов. Совсем другое дело регулярные катастрофы у южного побережья США. То ураган на них обрушится, то нефтяные скважины прохудятся, и всё это в последнее время заставляет Федеральную резервную систему заказывать новые партии свежеотпечатанных долларов, что вновь и вновь опускает эту пока ещё основную мировую валюту. А всё потому, что Америка является одним из экономических полюсов мира, малейшее потрясение которого сместит не только земную ось, но и курсы всех бирж мира. Однако на планете есть и другие полюса, в чем мы смогли убедиться в эти дни. Нынешнее землетрясение в Японии – не самое разрушительное в истории страны, давшей миру слово «цунами», технологию сейсмоустойчивых зданий и методы предсказания подземных толчков. В 1923 году страну Восходящего Солнца пошатнул толчок силой в 8,3 балла. Разрушились фабрики и заводы, старинные замки, треснул даже императорский дворец, а сотни тысяч деревянных домов не только развалились, но и загорелись. Под обломками и от огня тогда погибло 230 тысяч японцев, а страна была отброшена в своем экономическом развитии. Возможно, в попытке ускорить свое возрождение, Япония и вступила в череду войн 1930-40 гг., завершившихся её окончательным разгромом. К счастью, за прошедшие годы японцы научились строить более прочные здания и очень быстро убегать от цунами. Поэтому им удалось избежать не только громадных жертв, но и превращения в груды щебня всех ведущих предприятий. А ведь Япония уже давно является мировым лидером в производстве электроники и автомобилей! Мы можем представить мир без новинок «Сони», «Тойоты», «Мицубиси»? К счастью, японские корпорации не только уцелели, но и давно уже вынесли значительную часть производства за пределы страны. Так что сейчас речь идет лишь о его небольшом и временном приостановлении. Но и это буквально обрушило акции японских корпораций, которые рухнули на 10-15 %! Вслед за ними как доминошки посыпались акции связанных с ними компаний – и на биржах мира наступила великая паника. Причем наиболее неясная ситуация в нефтегазовой сфере. Сначала катастрофа в Мексиканском заливе и «революции» в нефтеносном поясе арабских стран взвинтили стоимость углеводородов, а теперь падение производства автомобилей снизило спрос на бензин, и курсы снова пошли вниз. Однако дальновидные люди уже скупают подешевевшие акции, так как аварии на японских АЭС вызвали в мире новую волну скептического отношения к энергии атома и повышенный интерес к традиционным тепловым станциям. Учитывая возможность временного сокращения присутствия японской продукции на мировом рынке, вполне можно ожидать некоторого подорожания бытовой электроники других производителей. А уж как обрадуются проблемам «Тойоты» и «Ниссана» американские автомобильные концерны и производители российских «тазов»! Беда в том, что эти временные трудности могут растянуться на неопределенный срок. Правительство Японии уже срочно «вбухало» в экономику 220 миллиардов долларов для поддержания экономического баланса страны, общий долг которой и так превышает 5 триллионов! А в мире есть немало заинтересованных сторон, которым было бы выгодно вытолкнуть Японию из числа ведущих экономик мира, убрать из Юго-Восточной Азии этого основного сателлита Америки. И почему бы им не воспользоваться нынешним поводом? Но пока сильные и богатые мира сего перебирают свои акции и подсчитывают будущие прибыли (или убытки), нам стоит задуматься о том, как далеко оторвались мы от природы в своих домах и машинах, набитых разными механизмами и электроникой. И как беспомощны мы станем, когда нас тряхнет землетрясение, собьет с ног ураганный ветер или затопит очередной паводок. Да что там! Самый настоящий конец света наступит для нас даже когда просто выйдет из строя ближайшая подстанция...