Эколог-активист получил 7 суток ареста за посещение дачи Ткачева

Я, Зуфар Ачилов, житель Геленджика, юрист, правозащитник, член Экологической Вахты по Северному Кавказу, был незаконно задержан и арестован мировым судьей Дубовым на 7 суток ареста за проведение общественной экологической инспекции "Дачи Ткачева" в Голубой бухте.

Меня и еще троих моих товарищей - Сурена Газаряна, Дмитрия Шевченко и Евгения Витишко, задержали после того, как мы перерезали колючую проволоку, незаконно натянутую в лесу и, в составе большой группы "зеленых" и журналистов, проникли на территорию строящегося комплекса зданий. Строения возводились на земле лесного фонда, что категорически запрещено, а проход к морю был перекрыт забором. В момент, когда мы фиксировали все факты нарушений, на территорию дачи прибыли чиновники администрации Туапсинского района и группа милиционеров, которые стали требовать наши документы.

По закону "О милиции", действовавшему в момент задержания 27 февраля, они были не вправе требовать паспорта, т.к. ни правонарушений, ни преступлений мы не совершали, в розыске никто не был и на террористов никто не походил. Документы мы стали показывать из своих рук. Милиционеров это не устроило, и они бросились нас задерживать, а Газаряна при этом жестоко избили.

После того, как нас задержали и блокировали, многие, в том числе и я, отчетливо слышали, как заместитель главы администрации Туапсинского района Герман Апитин произнес в телефон: "Александр Николаевич, все нормально, они все задержаны". Здесь надо отметить, что незадолго до этого охранники объекта перед тем, как вызвать милицию, то ли хвастались, то ли стращали нас тем, что эта дача принадлежит губернатору Краснодарского края Александру Николаевичу Ткачеву и что он здесь регулярно бывает

Беспредел методов задержания плавно перешел в беспредел судебный и затем - в концлагерный.

Нас, четверых, - меня, Газаряна, Шевченко, Витишко бросили в застенки спецприемника УВД Туапсинского района. Условия содержания там не соответствуют никаким нормам. Нас не осмотрел медик, т.к. начальник УВД ликвидировал эту должность за ее, якобы, ненадобностью. А разве не могут поступить в спецприемник заразные туберкулезом и другими инфекционными заболеваниями?

К нам в одну камеру в первый день посадили психически больного с белой горячкой. Он постоянно галлюцинировал, разговаривал с собой, открывая ломом некую дверь - вел себя неадекватно. По нашему требованию его увели и, заковав в наручники, держали во дворе, как собаку, пристегнув к железной трубе. Его место в специальном медучреждении, но не в камере.

Санузла в камере не было, вместо него в углу стояла "параша". На прогулку не водили, ее заменили так называемой оправкой на 10 минут каждому в день. Камера темная, сырая, на деревянном настиле лежали какие-то грязные тряпки, отдаленно напоминающие одеяла, бегали тараканы, длиной до 5 см. Уборку и дезинфекцию никто давно не делал.

Дневного света не было, вместо окна были стальные листы с вентиляционными отверстиями, лампочка тусклая. Читать и писать жалобы было почти невозможно. Питание было скудным, хотя со слов милиционеров, им выделяют на наше питание по 400 рублей в день. Пищу готовит какое-то кафе "У Михалыча". Видимо, разница оседает в карманах сотрудников.

В знак протеста против скотских условий и против незаконного ареста мы объявили голодовку, употребляли только сырую воду и кипяток, передаваемый в пластиковых бутылках. Над нами издевались - выключали свет, не давали воду, не подходили по требованию, блокировали передачи и связь с родственниками.

На пятый день голодовки у Шевченко и Газаряна поднялась температура до 38 градусов, появился сильный кашель, подозрение на пневмонию. Пришлось дважды вызывать скорую помощь.

Меня из камеры отпустили первым 4 марта в два часа дня. Самочувствие было удовлетворительным, но ощущал слабость и головокружение. Написать это обращение смог только сегодня. В акциях по выявлению и обнародованию незаконных чиновничьих застройках на побережье Черного моря буду и в дальнейшем принимать участие.

Сегодня должны выпустить на свободу двух других моих неправомочно арестованных товарищей - Сурена Газаряна и Дмитрия Шевченко. Четвертого - Евгения Витишко будут мучить до 9 марта. Все он и продолжают голодовку.

Зуфар Ачилов